Гражданское общество или собаки Путина: Третьего не дано

Гражданское общество или собаки Путина: Третьего не дано

Вы́ученная беспо́мощность — состояние человека или животного, при котором индивид не предпринимает попыток к улучшению своего состояния, хотя имеет такую возможность. Появляется, как правило, после нескольких неудачных попыток воздействовать на отрицательные обстоятельства среды и характеризуется пассивностью, отказом от действия, нежеланием менять враждебную среду или избегать её, даже когда появляется такая возможность. У людей сопровождается потерей чувства свободы и контроля, неверием в возможность изменений и в собственные силы, подавленностью, депрессией и даже ускорением наступления смерти.

В 1964 году Мартин Селигман участвовал в серии экспериментов над собаками в психологической лаборатории Пенсильванского университета. Эксперименты ставились по схеме классического обусловливания И. П. Павлова, часть их состояла в том, чтобы сформировать у собак рефлекс страха на звук высокого тона. В качестве негативного подкрепления использовался чувствительный удар тока, который собаки, сидя в клетках, испытывали после того, как слышали звук.

После нескольких стимуляций клетки открыли, чтобы проверить, начали ли собаки бояться звука. Экспериментаторы ожидали, что в силу сформированного рефлекса страха собаки будут убегать, заслышав высокий звук, чтобы избежать удара током. Однако, вопреки ожиданиям, собаки не убегали. Они ложились на пол и скулили, но не совершали никаких попыток убежать, хотя при открытых ящиках это было несложно.

Сегодня наша страна и общество это вольер с клетками, в которые мы сами себя добровольно загнали. Сначала благодаря своей лени, вернее нежеланию брать на себя ответственность за свое будущее и будущее страны в «тучные нулевые», чем государство ловко воспользовалось. В «тучные нулевые» многим казалось, что экономический рост будет вечным, благосостояние будет только расти, ну а «мелкие шалости» власти вроде отжима бизнеса у предпринимателей и мухлеж на выборах это всего лишь неизбежные издержки системы, тем более что и предприниматели, и кандидаты не были такими уж ангелами. Зато стабильность и порядок.

В 2009 мировой финансовый кризис пришел в Россию, и вдруг оказалось, что никакой стабильности на самом деле нет и не было, да и вряд ли когда-нибудь будет. Но было уже поздно: государство захлопнуло клетки.

Сначала, во время «медведевской оттепели» путинское государство наблюдало за протестным движением с интересом. Но вскоре последовал разгон путинскими карателями протестующих на Болотной и первые чисто политические посадки. Ну а дальше Госдума по указке из Кремля стала разрушать систему права штамповкой репрессивных законов, беря что-то из советского прошлого, что-то из сомнительного опыта других стран, собирая дерьмо по всему миру, а что-то от гитлеровской Германии.

Теперь — все. Теперь в ответ на каждую «законодательную инициативу» думских маразматиков общество ложится на пол и скулит. Все эти петиции г-ну Путину на деле не более чем жалкий скулеж, которым бункерный сиделец-экспериментатор тешит свое эго.

Что делать? Увы, со времен Великой французской революции ничего принципиально нового История не изобрела. И да, после выхода из клеток и обретения свободы снова начнется грызня и становление иерархии и новой системы отношений. Болезненный период и очень неприятный. Но альтернатива ему только одна: лежание в клетках и громкий скулеж в ожидании удара тока.

Сегодня шанс выбраться из вольера есть, хотя и небольшой. Завтра он будет еще меньше.

Если мы хотим жить лучше надо отбросить мысли о том, что в России всегда так было и всегда так будет, что все продано/куплено, что ничего нельзя сделать. И снова взять ответственность за свое будущее и будущее страны в свои руки, уже не перепоручая ее кому бы то ни было. Ну или хотя бы, для начала, просто выйти из клеток.

Ярослав Клинков

По теме: